воскресенье, 20 января 2013 г.




5 января 2013 г.
Ангелы, Демоны, Пространство
     Вокруг нас бесконечное пространство. Мы разводим руками и чувствуем движением воздуха, находящегося в этом пространстве. Оно обволакивает нас, позволяет нам почувствовать состояние электронов и атомов здесь и сейчас. Пространство – это то, что мы видим, и то, чего мы не видим, иногда это даже то, что мы подразумеваем, но это не что-то существующее лишь в нашем воображении, или только для нас, оно, населённое всякими существами: ангелами, демонами - неотъемлемая часть нашего бытия. Пространство от вселенной и космоса, мира и воздуха отличается тем, что может пониматься как большое – 2 миллиарда вселенных, и как маленькое – спрятавшись в детстве под столом во время шумного празднования Нового года, и рассматривая туфли, впервые приглашённой в дом персоны.
     Последние серии работ Полины Андрукович дают нам возможность понять огромное пространство частным, встать как бы сверху этого бушующего страстями мира. Обитателями её пространства, всегда чётко ограниченного (в этих сериях), становятся Ангелы и Демоны, в их нисколько не христианском (православном) понимании, а чисто в художественном или, наверно, литературном. Высшие существа в живописных рисунках Полины живут, как всегда, своей жизнью. Они лишь дают нам почву для наших наблюдений за собой. Грозно и величественно стоящие, знающие своё место и себе цену Демоны и бурно летящие, разряжающие пространство Ангелы представлены в двух сериях работ, меняющих своё название в зависимости от отношений внутри себя, «Ангелы и Пространство», или «Пространство и Ангелы» и «Демоны и Пространство», или соответственно наоборот. Что за основополагающая сила, поместившая в себя величественные и вечные фигуры? Или они настолько величественны, что их Бог создал для них пространство, а мы являемся их сосущетсвами? Каждый из нас должен ответить себе на этот вопрос и в соответствии с ответом выстраивать свою жизнь, не навязывая свои представления окружающим людям, или создать свою религию, включив туда пантеон Ангелов и Демонов. Нам, христианам, абсолютно ясно с самых ранних лет, что наш мир невозможен без них, а они невозможны без мира. Они в нашем пространстве обитают, а мы обитаем в их. Древние традиции необходимо уважать и считаться с ними, пусть, даже, в них не хочется верить.
     Предыдущие серии работ Полины были выполнены вне рамок, вне конкретных границ. Эти 2 новые серии стали представлять собой не только состояние, как раньше, но и действие, взаимоотношение изображённых Пространства и Бессмертных. Полина объясняет это тем, что «высшая власть над человеком очень его ограничивает» и мы, разглядывая её работы, приходим к «нашим представлениям о реальных силах», т.е. не тех, что изображены, а тех, что  существуют в действительности. Демоны, не прикладывающие никаких сил, чтобы доказать, что они Демоны в живописном исполнении Полины обладают гипнотизирующим воздействием, Ангелы, наоборот хаотизируют всё вокруг себя, доказывая свою Ангельскую принадлежность. Выходит, что и в работах Андрукович «Разрушение также необходимо как Созидание».
     «Вот такие своеобразные игры рассудка и чувства», - говорит художница.     
Искусствовед, Мария Ермакова



пятница, 28 января 2011 г.

Диалог с художником, романтиком и поэтом, Полиной Андрукович.



-Здравствуйте, Полина! Необыкновенная, невесомая, нежная, бархатная! Меня очень впечатляют ваши рисунки с эмоциональной точки зрения, но понять, что именно вы изображаете, я не могу.
- Здравствуйте, Маша! Я вам объясню. В моём представлении мир - две стороны одной медали, одна светлая, и её видят все, другая тёмная, и её никто не видит, но все знают, что она есть. Эти стороны равнозначны и равноценны. Знаете, у всего есть тень, даже у света+ Я закрываю глаза, я думаю о прекрасном, рисую, и получаются эти стороны "добра" и "зла". Но, прошу вас, не подумайте только, что эти стороны имеют какие-то эмоциональные оценки. Они вообще неоценимы ни с какой стороны. Они лишь относительны друг друга. Они противоположны, но неразделимы.
- Значит ваше творчество это тот мир, который мы не видим, но знаем, что он есть?!
- Я его называю "Мир теней". Это тени не предметов, не  явлений, а живые тени. Они живут своей жизнью. Так и весь окружающий нас мир. Вы ведь понимаете, есть люди, предметы, которые мы не видим в определённый промежуток времени, но знаем, что они есть. Ведь они могут просто находиться за нашей спиной, вне поля нашего зрения, и мы лишь можем догадываться об их существовании.
- Поля, а "мир теней" можно понимать, как "мир душ"?
- Безусловно! Когда человек уходит из жизни, его душа попадает куда-то и продолжает жить. И пока кто-то о ней помнит, она живёт. А что происходит с душами, о которых никто не помнит? Или души людей, пропавших … без вести…пропавших… потерянных…   "Мир потерянных душ". И нельзя однозначно утверждать отсутствие ни живых душ, ни неживых.
- Поля, вы пишете тушью чёрной по белой и цветной бумаге, цветная, это конечно громко сказано, оттенки серого, синего, иногда бардо. Почему вы выбираете эти цвета?
- Я не очень дружу с цветами вообще. Они не позволяют мне передать то, что я чувствую, вижу. Одно дело реальность, где при разном освещении предметы приобретают разные цвета, другое дело мир теней, мир без света. Там нет цветов, в лучшем случает переливы и отблески от зажженной и потухшей спички… наверно её зажигаю я…
- Поля, а вам бывает страшно? Вы попадаете в мир другой, отличный от нашей реальности… Сравнимо ли это с путешествием?
 - Конечно нет, это тот же самый мир, всё тоже, он просто есть. Также как есть солнце, существующее просто само по себе, и они же не вызывает у нас никакого страха.  
- Поля, я рассматриваю ваши работы, они все совсем небольшого формата, помещаются в обыкновенный фотоальбом, они все имеют что-то общее -  материал, техника, рваные края, но они все совершенно разные и главное неповторимые. Мне они напоминают чем-то китайскую каллиграфию, написание тушью картинок, где фон - белое - бесконечное пространство первоначало.
- Да. У меня даже есть серия китайских картинок, они немного отличаются по значительно боле выраженному вертикальному формату.
- А рваные поля это ваша авторская задумка?
- Да, моя живопись не гармонирует с краями ровными. Вибрирующий рисунок в рамке, как в тюрьме, рваные края дают рисунку свободу. Я отрываю кусочек материала, на котором собираюсь писать, и пишу. "Тени" рождаются сами.
- Поля, а вижу рисунок, он состоит из нескольких частей, скреплённых степлером.  Как так получилось?
- Иногда не все рисунки получаются полностью, но есть отдельные получившиеся места. Я их отрываю и скрепляю вместе.
- Ваши работы имеют какую-то космическую подпись и шифр, что это означает?
- Подпись, она иногда есть, и она моя, а чаще всего, я считаю, что пишу не я, а какие-то силы водят моей рукой, так что присваивать себе их авторство будет как-то неправильно. А шифр из букв и цифр - это дата, иногда время.
- Поля, скажите, а ваши работы имеют какие-нибудь названия?
- Да, но не все. Я пишу фрагменты неба, чаще солнце или облака. Рисунки и имеют такие названия.
 - Поль, может быть мне кажется, но есть некоторые рисунки, которые не сильно отличаются по датам, но сильно по эмоциональному воздействию, это может означать, что вы их пишете просто в разном настроении?
- Конечно, вот эти работы, более спокойные, я их писала на маминой даче, а вот эти уже здесь в Москве, видите, они более напряжённы.
- Да. Разница очевидна. Ваши работы как музыка, смотришь одну за одной, и слышишь в голове нотки, мелодию. Скорость рассматривания и восприятия меняет мелодию, её ритм. Спасибо, Полина, ваши рисунки, наполненные вашим теплом, мне приятны. Ваша душа в них. храните их.  
- Благодарю! Вам, Машенька, всех благ, всего хорошего!


 17.04.2010
бум., тушь, 18 х 15 см.

воскресенье, 19 декабря 2010 г.

Александр Александрович Шилов

Разрешите представить
и для истории
Что для нас мир природы?
Что делаем мы, чтобы сохранить то, что имеется, и преумножить то, чего мало? Какие чувства вызывает окружающая нас природа? В глубинах нашей души хранится то, что заложено с самого детства – восторг перед создателем окружающего нас мира природы: «О Боже, какой прекрасный мир ты создал!» Этот восторг испытала я, познакомившись с творчеством Александра Шилова, современного московского художника-пейзажиста. Добротой, спокойствием, умиротворением дышат его картины. Природа всегда красива, в течение всей нашей жизни мир, окружающее нас пространство – постоянно и изменчиво одновременно, но всегда прекрасно в любых своих проявлениях. Наша жизнь – есть наше отражение наших отношений в социуме и в природе. Древние учили не только быть своим среди людей, но и быть своим среди природы.
Александр Александрович Шилов обладает необычайно глубоким внутренним миром. Он поразил меня чистотой и светлостью своих работ. К сожалению, в наши дни, основная масса людей обращает внимание только на эпатажные вещи. Это грустно. Прекрасное не всегда так привлекает внимание зрителя, на то оно и прекрасное, что является гармоничным нашей душе и естественным для нашего восприятия. Работы Александра полны доброты, спокойствия, умиротворённости. Все проявления природы наполнены душевной любовью к изображённому - бегущий ручей, уходящие вдаль железнодорожные пути, пруды, деревья, тянущиеся ввысь, воспринимаемые как беспредельная сила роста, ведущая наверх. Глаз, цепляясь за них, возносит наш дух выше, достигая глубины познания и рождая сумасшедшее ощущение счастья. Любое время года в работах художника полно вечной чистоты природы, её духовного молчания и сопереживания нашему, человеческому миру, телесному и духовному.
Зима. Ласково укутывает землю снег, защищая деревья от лютых морозов.

Весна. Рождение новой жизни, появление уже в марте начинающего согревать этот мир солнца.


Лето напоминает Бунинские рассказы. В произведениях чувствуется знойная жара, или летняя прохлада,  температура воздуха, воды, восприятие окружающего пространства проезжающим на велосипеде мальчиком, бегущей собакой, прогуливающегося в лесу человека. Осень – замирающая природа, подготовка леса и водоёмов к зиме. Природа будто засыпает в это время года.



Важную роль в произведениях Александра Александровича играет солнце. Оно либо непосредственно присутствует в картине, либо ощущение света рождается за счёт светлой палитры, высветленных предметов. В разное время года солнце либо тёплое, летом, либо холодное и далёкое, зимой. Летнее солнце нам кажется жёлтым, а зимнее белым. Белое солнце, искрящийся снег, глубокие тени, мир превращается в сказку. Летом солнечный свет тёплый, добрый, всё согревающий. Работы художника вызывают ощущения лета, проведённого в деревне, полного  приключений, летних купаний в пруду, ночных романтических прогулок под огромной луной, особенно в августе. А бабушка с дедом заставляют нас с утра собирать крыжовник, смородину, полоть грядки. Как же они «не» понимают, как жизнь прекрасна. Хотя, согласитесь, приятно будет удовольствие от «уплетания» варенья зимними вечерами. Весной мы ждём лучика солнца, как прекрасного чуда, а Осенью, наслаждаемся каждым мгновением, начинающего «остывать» солнечного диска. Александр удивительно точно через природу передаёт состояние души человека. Романтик всегда увидит в его работах романтичность, практик или реалист – реалистичность, даже человек безразличный к природе всё равно будет тронут. Работы А. А.Шилова западают в душу, но каждую душу они выбирают самостоятельно. И этот выбор является истиной.

вторник, 7 декабря 2010 г.

воскресенье, 14 ноября 2010 г.

Александр Овчаров. Каким я его понимаю.

Александр Николаевич Овчаров
Родился 11 февраля в городе Калуга. Его родители довольно быстро разошлись, и детство Александр провёл сначала с мамой в Калуге, а потом с отцом в Москве. Отец его Николай Степанович Овчаров был из семьи уральских скотоводов. В 29 году деда Степана расстреляли, дети бежали кто куда. Одна из дочерей вышла замуж за московского деятеля культуры, чем спасла от репрессий всю свою семью. В Москве, в семье, где не было недостатка, где дома постоянно бывали художники и актёры, музыканты и певцы вырос Александр.
После школы Александр поступает в на юридический факультет МГУ, успешно его заканчивает и работает юристом. Но в 35 лет ощущение неудовлетворённостью жизней и невозможности реализовать себя Александр бросает успешную карьеру и начинает писать. Сначала, правда, он занялся реставрацией произведений искусства, а уж потом живописью. Реставрация православных икон зародила в нём понимание искусства в целом и понимания себя в этом мире. С тех пор Александр работает не покладая рук. В 1990 году австрийский атташе по культуре предлагает ему уехать в Вену. Александр соглашается, молодая жена только рада. В Вене Александр работает и выставляется в галерее напротив Венской академии художеств. Это место становится излюбленным местом посещения различных иностранных деятелей культуры. При поддержке правительств Австрии, Испании и Италии, художник проводит более 20-ти персональных выставок в государственных музеях, крупнейших храмах, капеллах, банках и частных замках.
Министр культуры Нижней Австрии, профессор, доктор С. Наско лично заказал у Александра картину «Сант Пельтен. ХХI век»  для презентации форума Евросоюза и постоянной экспозиции в государственном музее этого города.
Епископ Австрии Кройц предложил художнику навсегда оставить свои работы на алтаре кафедрального собора Вены.
В Вене Александр становится знаменит, но тоска по Родине берёт своё. Художник завоевал признание в высших европейских кругах и получил в благодарность за вклад в развитие культуры Европы от правительства Австрии бессрочную шенгенскую визу. Проведя в Австрии 12 лет, в 2002 году Александр возвращается в Москву, где от него уходит жена, он попадает в страшнейшую аварию, врачи, даже были убеждены, что ему больше не жить на этом свете, но не тут-то было. Преодолевая невыносимую боль, с желанием жить, творить, Александр через полгода встаёт на ноги. Теперь его произведения становятся более осознанными, более вписанными в понимание природы и мира.  
Свою концепцию художник трактует так: «Время есть беспредельность структур свободных пространств. А время это Вселенная, от ее начала до ее конца. В этом времени помещается бесконечное количество миров, галактик и систем, взаимосвязанных между собой различных структур, являющихся одновременно единым целым».
Изучая древнерусское искусство, Александр Овчаров пришел к выводу, что  его основы - есть  лучшая школа современного авангарда. «Цвет и обратная перспектива фресок и икон сопровождали русских с первых дней жизни».
Исследуя творчество Древнего Китая, Овчаров осознал, что белое - это светоносное пространство Вселенной. Во всех периодах своего творчества автор периодически возвращается к самому сложному  к выражению своей идеи лишь черным и белым.
В своем творчестве Александр продолжил развитие авангардного направления на основе традиций древнерусской и древнекитайской живописи.
По мнению Александра "Настоящее искусство – есть выражение высшей идеи Бога". Каждое стилистическое направление выражает эту идею доступными зрителям способами. Многие искусствоведы считают Александра продолжателем русского космизма в живописи. Искусство Малевича, Кандинского тупиково, оно не даёт почву для саморазвития учеников. Школа Александра Овчарова, обладая глубокой идеей, идеей бесконечной, безмерной, позволяет ученикам, как веточкам расти на дереве идей. Сказать что его идея исключительна невозможно. Она сама является веточкой большого дерева под названием "Великое Искусство". Бог присутствует везде и именно он, его сущность как творца, помогает или даже руководит нашими функциями творчества. Он ведёт нашу руку, подсказывает цвета. Искусство Бога бесконечно. Оно выражает себя везде. Во всех своих проявлениях. Бог, по мнению Овчарова, есть космос, дарующий и забирающий энергию. Дарит он её, когда отдаёшь и отбирает, когда сохраняешь. Гармония жизни отражена в искусстве Александра. Космос как информационное пространство даёт познать себя любому желающему. Погрузиться в него возможно только при определённых условиях. Космос - своего рода нирвана. Достигнуть которой может только Бог, как создатель. Идея Бога – это космос и вселенная. Художник пишет не предмет, а образ предмета, уверяя зрителя, что иллюстративность губительна, так как она всегда карикатурна. Александр строго настрого запретил писать демоническое и бесовское. "Что пишешь - туда и попадёшь" – говорит он. Оно затягивает и проявляется повсюду. Большой труд - избавиться от него, только Бог может помочь. Нужно уметь различать божественное от бесовского. Божественное - есть комическое, всегда прекрасное, вызывающие в наших душах позитивные состояния. Живопись и любое творчество рождается из подсознания, там оно появляется из космоса, информационного поля, которое есть вокруг нас, в нас и вне нас, и являет собой идею Бога. Александр призывает всех: «Ищите прекрасное!».
На сегодняшний момент ожидаются открытие выставок Александра в музее Е.А. Евтушенко в Переделкино, в Новоиерусалимском монастыре, в Московском центре фонда имени Дейла Карнеги. Но с датами художник пока не определился.
"второй завтрак"


"Она в образе Че Гевара" и "Последний портрет жены"

"Спас златые власы"

Новгородский храм

Звезда в звёздном небе"